Previous Entry Share
Сегодня ветрено, местами остаётся осадок
mr_shadovv


«С плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной. Но если чиновники плохи, не помогут и самые лучшие законы».
Отто фон Бисмарк

Будущее наступает не только в области электроники и интернета - также активно развиваются и другие отрасли, включая энергетику. Ряд стран (США, Дания, Германия, Китай и другие) активно диверсифицируют свои энергетические отрасли, постепенно увеличивая долю возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Это гораздо дешевле добычи полезных ископаемых, не столь политизировано и, наконец, очень экологично. Отличный обзор на эту тему есть в Википедии.

Россия не так давно приватизировала свой энергетический сектор, реформировав РАО ЕЭС и создав рынок электроэнергии со своими производителями, сетями и потребителями. Велика ли доля производителей электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников у нас в стране?


Россия в абсолютных показателях немного недотягивает до Гваделупы и чуть-чуть опережает Гайану со своими 15,4 мегаваттами производимой электрической мощности. Это позволяет нам помпезно находиться в конце общего списка стран-производителей ВИЭ. Необходимо отметить, что по мнению ряда специалистов не стоит отдавать возобновляемым источникам энергии значительную долю рынка, т.к. их особенностью является трудная прогнозируемость показателей в силу природных причин: неизвестно, с какой скоростью подует ветер завтра, и сколько солнечных дней будет в следующем году.

Здесь человек «в теме» скажет, что на большей территории РФ климат континентальный, солнца мало, и ветра не такие сильные, как в прибрежных районах, например, той же Дании – лидера по доле ВИЭ в общей энергосистеме страны (28% в 2011 году), и поэтому Россия не стремится развивать возобновляемые источники. Отчасти, это - правда, но современный уровень технологий позволяет вырабатывать достаточную мощность даже при минимальных ветровых нагрузках (от 1 м/с), если говорить об энергии ветра.

Наши соседи даже со своими политическими и экономическими проблемами давно обогнали нас в вопросе развития ВИЭ. Так, совсем недавно была введена первая очередь Ботиевской ветряной электростанции (ВЭС) в Запорожской области на 90 мегаватт. В этом году к запуску планируется 2я очередь ещё на 105 мегаватт. Фотографии ветряков уже можно посмотреть в Гугле. По словам представителей компании Vestas (ведущий мировой производитель ветровых генераторов из Дании) собственник Ботиевской ВЭС в счастье от проекта, т.к. при реализации первой очереди удалось достигнуть даже большей эффективности, чем ожидалось при проектировании.

В сухом остатке имеем факты:
- возобновляемые источники энергии это тренд ближайших двух десятилетий;
- технологии уже позволяют вырабатывать электроэнергию даже при слабых ветровых нагрузках;
- опыт всех развитых стран показывает, что эта часть энергосистемы эффективна как в техническом, так и в экономическом плане;
- и, наконец, опыт наших соседей наглядно доказывает, что сто̀ит заниматься развитием ВИЭ в целом, и ветровой энергетикой в частности.

Что у нас?
Надо сразу сказать, что наши чиновники тоже «в теме» и работают по этому вопросу неустанно, результатом чего явился ряд законодательных и подзаконных актов и поправок к ним, принятых за последний год. К сожалению, эти законодательные инициативы были разработаны исключительно с позиций чиновников, и никто не попытался взглянуть на вопрос с позиции потенциального инвестора, который хотел бы развивать производство электроэнергии посредством возобновляемых источников.

Попробуем смоделировать кейс: вы инвестор, который хочет построить ветряную электростанцию (ВЭС) на 90 мегаватт (аналогично Ботиевской ВЭС) в средней полосе России и использовать эту электроэнергию для продажи на оптовый рынок.

Шаг 1. Оценка инвестиционных затрат.
Первым делом потребуется оценка затрат на строительство ВЭС и ввод её в эксплуатацию (затраты на приобретение земельного участка, регистрацию необходимого вида разрешенного использования и прочие земельные вопросы опустим, т.к. предполагается, что земля у вас есть).

1) Стадия пре-девелопмента территории. На этой стадии эксперты в течение, как правило, одного года изучают ветровые нагрузки на участке (результатом чего является расчётный КПД ветряков), имеющиеся ограничения по высотам (если в зоне аэропорта и т.д.), ограничения по вибрационным и шумовым нагрузкам (если в зоне городской застройки), и прочие аспекты. Затем разрабатывается проект размещения ветряков на участке – для аналогии со строительным процессом назовем этот этап «Стадия П». Для расчётов примем стоимость этих затрат, равной 1 млн. евро.

2) После того, как мы поняли, что проект физически реализуем и КПД ветряков экономически эффективен, подбирается необходимое оборудование. Сейчас существуют такие модели генераторов высотой более 100 метров, которые способны вырабатывать по 3 мегаватта каждый. Нам нужно 90 мегаватт, соответственно 90/3 = 30 ветровых генераторов. Текущая ориентировочная стоимость 1 мегаватта «под ключ» у западных поставщиков составляет 1,2-1,5 млн. евро. Возьмём по максимуму: итого наши затраты на закупку, доставку, строительство и настройку генераторов составят около 135 млн. евро.

И тут к нам приходит ЧП, она же «чиновничья помощь». Итак, ЧП 1: в РФ все виды генераторов ВИЭ должны обладать необходимым уровнем локализации. Термин «уровень локализации» на языке наших чиновников означает процентную долю в изделии, которая изготовлена на территории Российской Федерации или российскими предприятиями. Этакая протекционистская мера, которая была бы очень уместна, например, для топливного рынка, но никак не для высокотехнологичного сектора ВИЭ.

В частности для ветровых генераторов минимальный уровень локализации сейчас составляет 45%, и существует целая методика, определяющая какой именно компонент и агрегат, изготовленный в РФ, означает тот или иной процент (например, лопасти дают 18% из 45% - посмотреть можно здесь). Проблема в том, что ни одно российское предприятие сейчас не производит необходимых генераторов и даже их компонентов. Иностранные производители пока не знают, как обойти эту протекционистскую меру. Иными словами, даже если вы купите 30 необходимых генераторов за рубежом, они не пройдут сертификацию в качестве генерирующего объекта в России по условию уровня локализации.

Но мы верим, что в самое ближайшее будущее откроются российские заводы по производству ветрогенераторов, инженеры начертят необходимые проекты, не уступающие, а иногда и превосходящие западные аналоги. Вот тогда мы их купим и пройдем сертификацию.

3) После этого придётся заплатить государству за технологическое подключение к сетям. Цена вопроса не ясна, т.к. в отличие от потребителей электроэнергии, покрывающих расходы на проектирование и строительство т.н. «последней мили», генерирующему объекту включают в оплату некую «инвестиционную составляющую», якобы покрывающую затраты на развитие инфраструктуры и т.п. Это ЧП 2. Как эта составляющая рассчитывается при этом не поясняется. Посмотреть формулу можно здесь в п. 23. Для чистоты эксперимента примем расчётную стоимость подключения, равной 1 млн. евро за 1 мегаватт, что добавит к затратам ещё 90 млн. евро.

Итого наши инвестиционные затраты составляют 227 млн. евро, из которых:
- 1 млн. евро на пре-девелопмент
- 135 млн. евро на девелопмент
- 90 млн. евро на подключение
- 1 млн. евро на административные расходы, работа офиса, зарплаты и прочее за 1 год

Шаг 2. Оценка прибыльности проекта.
1) Наше правительство по аналогии со странами запада субсидирует отрасль возобновляемой энергетики. Размер субсидий определён Минфином чётко и в 2014 году максимум составляет 50% инвестиционных затрат проекта, но не более 10 млн. РУБЛЕЙ в одном финансовом году. Если взять курс евро, равным 48 рублям, то при общих инвестиционных затратах 227 млн. евро, вы сможете получить от государства в качестве субсидии 0,1% в год.

2) Доход от продажи самой электроэнергии просчитать крайне сложно, т.к. с одной стороны всё зависит от КПД установленных ветряков и ветровых нагрузок в месте установки (например, среднегодовая скорость ветра в Москве и Подмосковье составляет 1,2 м/с), так и от тарифа, который вы сможете установить. Здесь есть ЧП 3 в виде детальной методики расчёта этого тарифа, но он вряд ли может превысить существующие тарифы. Для примера возьмем КПД = 15%, а тариф = 4 рублям за 1 киловатт.

Допустим, в год вы продадите 1 000 млн. киловатт, итого выручка составит:
 4 000 млн. + 10 млн. (субсидия) = 4 010 млн. рублей или по курсу 48 рублей за евро = 83,5 млн. евро. Если не принимать в учёт затраты на эксплуатацию и налоги, то срок окупаемости составит примерно: 237 / 83,5 = 3 года, что при расчётном сроке эксплуатации генераторов в 20 лет является весьма выгодной инвестицией.

Шаг 3. Оценка рисков.
Основной риск при реализации проекта строительства ветряной электростанции, как и всё в нашей стране, это риск ЧП, т.е. чиновничьей помощи. Если даже сейчас, когда на территории страны нет ни одного успешно реализованного частного проекта ВЭС, а крупнейшая государственная корпорация в сфере энергетики - РусГидро, которой поручена реализация проектов ВИЭ, прямо говорит о нерентабельности таких инвестиций - даже сейчас эта несуществующая сфера несуществующей инновационной экономики настолько зарегулирована, что ни один здравомыслящий человек не будет вкладывать в такие проекты свои средства, если это, конечно, не поручение «развивать Чукотку», как в случае с Абрамовичем.

Итог кейса: такого проекта ни теперь, ни в ближайшем обозримом будущем просто не может случиться в России. Перспективные рынки и технологии, альтернативные источники энергии и инновационная экономика -  такое баловство нам не к чему.

P.S. напоследок, чтобы было не так грустно и обидно за судьбы Родины, потрясающий клип и песня про девушку, которая будет жить, словно завтрашнего дня нет, и качаться на люстре, совершенно не заботясь, откуда берётся электричество.  



P.P.S. дополнения от профильных специалистов к представленному материалу всячески приветствуются.

?

Log in